пїЅпїЅпїЅпїЅпїЅпїЅ История Вологды

  • Почему возникла Вологда, или Шаги колонизации Северо-Востока - часть первая

    В исторической науке внимание к освоению Севера Европейской части России в качестве самостоятельной проблемы сформировалось во второй половине XIX века. В. О. Ключевский впервые охарактеризовал колонизацию как «основной факт русской истории».

    В XIX веке общепринятым стало представление о колонизации Севера дружинами новгородских бояр, организующих торговые экспедиции и сбор дани. Основы современных представлений об освоении региона были заложены в 1920-е годы С. Ф. Платоновым, выделившим в своей книге «Прошлое Русского Севера» два разновременных пласта колонизации: начальный - промыслово-торговый и последующий — крестьянский. Им же были рассмотрены и данные о направлениях колонизации и соотношении ее потоков из новгородских и ростовских земель. И, наконец,

    в 1951 году А. Н. Насонов собрал в книге «"Русская земля" и образование территории Древнерусского государства» данные практически всех известных письменных источников по проблеме освоения Севера в Х-ХШ веках. Возможности «чистой» истории в условиях малочисленности письменных данных оказались практически исчерпаны, и для реконструкции процесса древнерусского расселения стали широко привлекаться данные антропологии, этнографии, диалектологии, топонимики, археологии.


    Трудами поколений археологов установлено, что древнерусская колонизация оставила на Севере заметные археологические следы. Конечно, они далеко не столь эффектны, как западноевропейские замки, и не столь богаты, как пирамиды, но их значение для нас исключительно велико. Н. А. Макаров подчеркивает, что очерченная по результатам археологических исследований зона существования постоянных поселений и соответствующих им больших могильников древнерусского времени на Севере в целом укладывается в границы, указанные автором «Слова о погибели земли Русской». Севернее и восточнее находки древнерусских вещей немногочисленны, но распространены на весьма значительной территории - до островов Ледовитого океана на севере и до Зауралья на востоке. Эта зона, очевидно, осваивалась преимущественно путем организации сезонных промыслов и временных экспедиций.


    Земля неведомая, далекая, покрытая неуютными темными хвойными лесами... Вскоре край был обследован ватагами промысловиков и хорошо организованными данническими экспедициями вдоль и поперек. Использовались несколько ведущих в Заволочье больших и малых волоков, основывались поселения, строились и укрепления-«городки». За короткое по историческим меркам время, за два-три столетия, оказался освоен огромный край, населенный до того лишь малочисленными финно-угорскими племенами охотников и рыбаков, знавших лишь начала земледелия, сохранявших языческие верования и примитивную организацию общества. На гигантском протяжении от Южной Финляндии на северо-западе, побережья Белого моря на севере, и Зауралья на востоке археологи обнаруживают все больше материальных свидетельств вовлечения средневекового населения окраин в активный товарный и культурный обмен. Находят «типичные древнерусские», сделанные по лучшим для своего времени образцам, изделия городских и сельских мастеров — кузнецов, гончаров, ювелиров, стеклоделов. Это орудия труда, оружие, украшения, посуда... Обнаруживаются и привезенные из далеких стран Западной, Северной и Южной Европы серебряные и даже золотые монеты, разнообразные украшения из металлов и цветного стекла. Откуда эти свидетельства если не богатства, то достатка у людей, удалившихся на сотни «поприщ» от родных мест? Нужно полагать, что не туманы и не запахи тайги направляли потоки расчетливых и отважных колонистов. Сегодня специалисты разных профилей - историки, археологи, зоологи — утверждают: добыча драгоценного вывозимого за границу меха пушного зверя влекла славян-переселенцев из давно обжитых районов на таежные и даже тундровые просторы Европейского Севера и Северо-Востока.

    Первоначальное освоение Северного края было охотничьим, торговым, военным и шло именно под знаком «мягкого золота». Бобр, белка, куница, выдра — многими тысячами их костей усеяна земля селищ древнерусского времени на Вологодчине. Отсюда пошла широкая европейская слава русских мехов, позже вывозившихся уже из Сибири. Севернее и восточнее добывались еще и соболь, песец, а на северных морях — ценный моржовый клык.


    На основании археологических и этнографических материалов Н. А. Макаров предлагает реконструировать «технологию» промысловой колонизации в следующем виде. Занятие пустующих таежных угодий сопровождалось созданием небольших охотничьих становищ -«станков», где рубилась маленькая избушка с земляным полом и очагом, внешне похожая на те, что сооружаются и сегодня в глубине тайги промысловиками. Эти «станки» были обитаемы преимущественно временно или сезонно. Занятия только лесными промыслами не могли надежно обеспечить поселенцев продовольствием, а доставка зерна через волоки была слишком дорога. Лишь некоторые из поселений, основанные у водных путей и в пригодной для ведения сельского хозяйства местности, становились постоянными, базовыми для значительной территории, освоенной «однобоко». По мере истощения ресурсов пушнины вследствие интенсивного промысла и климатических изменений колонизация получила выраженное сельскохозяйственное направление, изменившее и сам облик сельских поселений Севера. На этом втором (земледельческом) этапе колонизация Севера утратила свое яркое своеобразие. Освоение Севера стало в принципе схожим с процессом внутренней колонизации, развернувшимся в это время как в староосвоенных русских землях, так и в Западной Европе.


    Процесс древнерусской колонизации невольно вызывает в памяти перипетии освоения североамериканского Дикого Запада и Аляски, знакомые нам с детства по произведениям Фенимора Купера и Джека Лондона. Речь не идет о научно выверенной аналогии, но, согласитесь, в чем-то эти движения были схожи: мобильные группы отважных переселенцев, борющиеся с природой, соприкосновение разных народов и культур, столкновение интересов, наконец. На основе событий своей истории предприимчивые американцы создали вестерн — целый жанр в литературе и киноиндустрии, где смогли дать волю своей фантазии. Наверняка и у нас в X—XIII веках, во времена заселения будущих вологодских земель и возникновения Вологды, не одни только непростые природные условия занимали умы переселенцев. Жаль, что сохранившиеся летописи и отдельные юридические документы отмечают сугубо политические события и почти не содержат сведений об обыденной жизни и мотивах действий людей, их облике и характере!

    © Вологда в минувшем тысячелетии: Очерки истории города.  А. В. Камкин, Л. Д. Коротаев А. Н. Лукичев, 2004 ст. 240

Реклама



© 2004 — 2017 «Вологда.ру»
Вход на Вологда.ру
Логин:
Пароль:
Напоминание пароля